RSS-поток

ВеллСМИ — Природа красоты » Красота отношений, Статьи » Неравный брак эпохи модерна

Неравный брак эпохи модерна

Жизнь и взаимоотношения выдающегося русского поэта Сергея Есенина и американской танцовщицы, основоположницы свободного танца — Айседоры Дункан были стремительными, сложными, неровными и загадочными. Историю их любви вспоминают в ряду самых ярких в XX веке.

Танец Айседоры

Отношения пары начались в 1921году, когда танцовщица приехала в Москву для работы и обучению танцу детей. Удивительно, но считается, что поездку в Россию и брак Айседоре пророчила молодая гадалка из Лондона. Выслушав предсказание, танцовщица рассмеялась гадалке в лицо и ушла, не заплатив. В этом поступке была определенная логика — незадолго до этого Дункан потеряла в автомобильной катастрофе своих детей — мальчика и девочку, и после трагедии не верила, что когда-нибудь снова сможет стать счастливой.

Танец Айседоры никого не оставлял равнодушным. Многие современники отмечают, что в ее движениях был какой-то магнетизм. Стоит отметить, что свое призвание танцевать Айседора почувствовала очень рано — считается, что танцевать она стала раньше, чем ходить. «Когда меня ставили в детской распашонке на середину стола, я танцевала под всякую мелодию, которую мне играли, и служила забавой всей семье и друзьям», — рассказывала Дункан.

Максимилиан Волошин, автор первой русской рецензии на выступление танцовщицы, заявлял, что она «танцует все то, что другие люди говорят, поют, пишут, играют и рисуют. Музыка претворяется в ней и исходит от нее».

Начало отношений

Их знакомство с Есениным состоялось на вечере у художника Г. Ягу-дова. Судьбоносную встречу знакомые описывали так: Дункан полулежала на кушетке, вокруг стояли многочисленные поклонники, ловя каждый ее жест, в том числе и молодой поэт. Есенин стоял на коленях перед танцовщицей, та перебирала его локоны и повторяла два слова, которые и знала только по-русски: «За-ла-тая га-ла-ва!». Есенин же не знал английского, но, как утверждали очевидцы, пара понимала друг друга на уровне жестов и взглядов. «Он читал мне свои стихи, — говорила Айседора в вечер знакомства, — я ничего не поняла, но я слышу, что это музыка и что стихи эти писал genie!»

Своим внешним обликом Есенин очень напоминал ей погибшего сына, поэтому-то, наверное, тяга Дункан к нему была во многом материнской. Со слов Айседоры эту встречу описывает ее близкая подруга, автор воспоминаний об отношениях поэта и танцовщицы Мэри Дести: «…она до самой смерти говорила, что помнит, как его голубые глаза смотрели в ее глаза, и как у нее появилось единственное чувство — укачать его, чтобы он отдохнул, ее маленький золотоволосый ребенок».

Несмотря на внушительную разницу в возрасте — 15 лет — пара очень скоро стала жить вместе в особняке на Пречистинке в Москве. Благодаря Есенину очень скоро этот дом стал центром сбора поэтов-имажинистов.

Здесь нужно отметить, что зачастую поэт вел себя со своей возлюбленной весьма раскованно. Перепады в настроении сказывались на отношении к балерине — поэт мог и грубо, и дерзко с ней разговаривать при посторонних людях и даже поднять руку, но Дункан все ему прощала. В такие моменты Айседора была особенно терпелива и нежна с ним. Сохранилась запись в блокноте, сделанная примой: «Я готова целовать следы твоих ног!!!», «Ты должен знать, что когда ты вернёшься, ты можешь войти в этот дом так же уверенно, как входил вчера и войдёшь сегодня». Балерина часто уступала поэту и не без боли в душе на многое закрывала глаза. Моменты истинного счастья часто перемежались ссорами. Сама Дункан говорила о муже, что это бес и ангел одновременно. На стенах, зеркалах балерина часто писала губной помадой: «Есенин — ангел».

Свадьба и турне

 2 мая 1922 года молодожены оформили свои отношения. Перед бракосочетанием, смущаясь, Айседора попросила администратора своей студии И. Шнейдера исправить в паспорте ее возраст. Вместо 1877 года был указан 1887 год рождения.

Они женились дважды, сначала в России, а позже заграницей. Новобрачные выразили обоюдное желание носить двойную фамилию —Дункан-Есенин. Сразу после свадьбы пара улетела в Америку на гастроли. Есенин мечтал покорить своими стихами мир, но слава и популярность почему-то не шли к нему. Возможно, причина крылась в языковом барьере, но заграничное турне не удалось. Сборы падали, посетителей на выступления приходило мало.

Заметно постаревшая танцовщица все еще вызывала у публики интерес, но прежней славы уже не было. Бывая на публике, пара вызывала пересуды и молву. Писатель Глеб Алексеев описывал их отношения так: «Женщина в фиолетовых волосах, в маске-лице — свидетеле отчаянной борьбы человека с жизнью. И рядом мальчонка в вихорках, ловкий парнишка из московского трактира Палкина с чижами под потолком, увертливый и насторожившийся. Бабушка, отшумевшая большую жизнь, снисходительная к проказам, и внук — мальчишка-сорванец».

Эпилог

После возвращения из турне отношения у супругов стали портиться. Супруги стали давать откровенные интервью газетам, которые придавали неустойчивость и без того сложным отношениям. Спустя некоторое время они расстались. Именно этот этап жизни поэта дал миру стихотворный цикл «Москва кабацкая».

Со временем здоровье поэта-бунтаря ухудшалось, а Дункан продолжала гастролировать. Многие, кто видел ее в это время на сцене, отмечали: «Сегодня танцы Айседоры Дункан напоминают осенние листья…». Она больше не завораживала зрителей своими грациозными движениями, силы ее убывали. Получив известие о гибели мужа в 1925 году, Дункан сильно горевала, даже решилась написать книгу воспоминаний, но из-под ее пера вышла только первая страница…

Излюбленным средством передвижения танцовщицы были, конечно, автомобили. По ее собственному выражению, нет ничего лучше, чем красивая женщина с развевающимся шарфом в красивом автомобиле, мчащемся на большой скорости. Шарфы, как и скорость, были ее страстью. Недаром ее самые известные танцевальные композиции были выполнены с использованием шарфа! Именно эти аристократические привычки и сыграли роковую роль: в Ницце, когда Айседора Дункан совершала автомобильную прогулку, ее шарф попал в ось колеса и задушил балерину.

Айседора ненамного пережила мужа, трагически погибнув в зените славы. Незадолго до этого, газетчиками в Ницце балерине был задан вопрос: «Какой период Вашей жизни Вы считаете величайшим и наиболее счастливым?». Она ответила: «Россия, Россия, только Россия! Мои три года в России, со всеми их страданиями, стоили всего остального в моей жизни, взятого вместе! Там я достигла величайшей реализации своего существования».

Ирина Насонова

 

Filed under: Красота отношений, Статьи · Tags: , ,

Добавить комментарий

*